воскресенье, 20 марта 2011 г.

Папочка.

Папа, скажи, почему же так трудно дышать,
Будто на грудь положили бетонные плиты?..
Ни дни не мелькают, ни ночи - всё в целое слито,
В одни бесконечные сумерки...
                              время бы вспять...

Папа, скажи, почему же так больно смотреть
На этот багрянец, размытых слезами закатов?..
Застряла душа, в старых рамах оконных квадратов,
Пытаясь отчаянно вслед за твоей полететь... _____________________________________________

Этот июнь оказался ужасно жарким...
Лето на сердце повесило черную ленту...
Пап, я не знаю ни как ты, ни где ты, ни с кем ты...
Но ты хоть во сне приходи... ну, хоть изредка... ладно?..

Не надо. Нельзя!

Распахнулось пальто, словно не было пуговиц.
Ну скажи, разве так обнимают друзья?
Вот дыхание наше с тобой перепуталось…
Нет! Прости, мой хороший… Не надо. Нельзя.

Мы не виделись — верно. Соскучались — правильно.
Губы близко совсем… Поцелуем грозят…
Перепутались волосы, сбилось дыхание…
Отпусти, мой хороший! Не надо. Нельзя.

Ты готов запустить в меня фразой отточенной.
Отстранился чуть-чуть, нежно взглядом скользя.
Нет! Молчи! Если скажешь — все будет испорчено.
Мы друзья, мой хороший. Не надо. Нельзя.

Друг-мужчина, друг-женщина — зыбки понятия.
Тут нельзя отступить на три слова назад.
Как опасны бывают такие объятия…
Мы друзья, мой хороший…

Нам ,правда,- нельзя…