воскресенье, 27 февраля 2011 г.

А, давай?

Мам, ты о чём? Какие к чёрту слёзы?
Глаза слёзятся от того, что на ветру.
Нет, мам. Я не курю, не пью, не принимаю дозы.

Я предлагаю себе новую игру:
Давай, не с понедельника, а, скажем, с пятницы
Дышать по-новой, жить, но только для себя.
Не для кого-то и теперь хоть нравится, не нравится
Легко не будет. Будет с кровью. Так всегда...

Всевышний не придумал кнопку "форматировать"
"Новопассит" закончился в аптеке за углом.
А мне одной из этого дерьма не вынырнуть
Одной сценарий не придумать на потом.

Уходят по-английски, те кто был мне дорог
Бросают всё святое в мясорубку.
В мои семнадцать лет, мне точно уже сорок,
Если судить по всем в душе зарубкам.

Да чёрт с ними, главное - не париться.
Я по краям хожу, ведь я люблю края.
Давай, не с понедельника, а, скажем, с пятницы
В огромном городе я начинаю всё с нуля.

Скоро март

моя беда в том, что я не умею ждать
и сильно скучать начинаю еще на старте.
во мне ежедневно лампочки будут перегорать,
одна за одной. но я знаю, в прохладном марте
я буду учиться не замерзать внутри,
не хмуриться, не сутулиться, не сдаваться.
и все это будет, ты только в глаза мои не смотри.
я долго растила свой непробиваемый панцирь.
так легче - не думать, не рассуждать о тепле,
забыть обо всем, притвориться спящей.
ты знаешь, по жизни я верила только тебе,
но ты, как и все, оказался не настоящим.

а жизнь ведь сплошная таблица.
добавишь, поделишь, отнимется кто-то сам.
счастье может и существует, но часто меняет лица
или просто мне не по зубам.
там, где раньше внутри меня открывались двери
– сейчас заколочено на убой.
не могу подытожить, какие тебя_потери
повлекли за собою системный сбой.

затянусь февралем и немного спокойней,
и немного теплей, от того, что зима
календарная /пусть хоть так/ но уходит.
совсем мало осталось. совсем. скоро март

Вероника Тушнова - Не отрекаются любя

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.

Вероника Тушнова. Не отрекаются любя...
Сборник стихотворений. Поэтическая Россия.
Москва: Русская книга, 1997.